Главная » 2018 » Январь » 17 » Как я учу. Опыт семейного обучения в экопоселении.
06:57
Как я учу. Опыт семейного обучения в экопоселении.

Говорю сразу, мой опыт – это мой опыт, повторять его бездумно не имеет смысла, нужно ориентироваться на своих детей и свои нужды и цели в обучении. Мой сын – старший среди детей поселения и пока единственный, кто официально учится.

Когда мой ребёнок был ещё маленький, я уже поняла, что стандартное обучение мне не нравится, не устраивает. Дарик имел большие проблемы с опорно-двигательным аппаратом и хорошие показатели интеллекта. В 8 месяцев он ещё не мог ползать, и ходить начал в год и четыре, и всё это при помощи остеопата. А в два с половиной он уже много и сложно говорил, ел ножом и вилкой, пел, попадая в ноты. Я понимала, что нужно его развивать физически, умственно он будет развит в любом случае. И ещё надо было исправлять некоторые его поведенческие особенности – постоянное стремление что-то сломать и отсутствие концентрации внимания. Оказалось, эти две вещи взаимосвязаны: если бы он мог сосредоточиться как следует, то разломал бы всё в округе. Так что моими основными задачами как матери, или даже, точнее, как единственного родителя стали развитие его физически и воспитание, наработка опыта созидательных действий. Ни одному, ни второму в садике и в школе сознательно не учат, поэтому я столкнулась с противоборством всех, кого только можно, моим планам по обучению ребёнка.

Когда сыну было 6, я написала план, чему бы я хотела, чтобы сын научился в самое ближайшее время, например, за год. И на первом месте там было:

Научиться плавать

Кататься на велосипеде

Убирать за собой

Просчитывать последствия своих поступков

И только потом уже читать и писать по-русски, немного говорить по-английски, считать, ориентироваться в карте, ездить верхом, фотографировать. 

Когда Дарика спрашивали о возрасте и узнавали, что ему 6, все тут же говорили: «О, скоро в школу». Дарик отвечал, что в школу он не пойдёт. Однажды меня даже вызвали в садик, штатный психолог пыталась уговорить меня, что мой сын достаточно развит, чтобы учиться в школе. :-)

И так «совпало», что именно на рубеже его семилетия мы «покинули родные края». Я уехала из родного города в Москву, обустроилась немного и забрала ребёнка с собой, тем самым вытащив его из плотного кольца родственников, друзей и официальных органов, целью которых было всеми правдами и неправдами запихать сына в школу, потому что «так надо»! Нас приютил мой двоюродный дядя, у нас была крыша над головой, еда на столе, на работу я ходила по выходным или в ночную смену пару раз в неделю. Потом нашу программу закрыли, и работа вовсе сошла на нет. Дед подарил Дарику на 23 февраля велосипед, и всю весну я бегала за сыном по району, а Дарик падал, ревел, вставал и снова садился, и даже дополнительные колёсики не спасали. В какой-то момент я была в отчаянии, мне казалось, он никогда не научится. Я утешала себя тем, что пусть хоть покатается (сейчас стали делать довольно большие велосипеды с дополнительными колёсиками, именно такой мы ему купили). Но он всё же научился. В середине мая сам попросил деда снять колёсики. И хотя ещё ревел и падал, всё-таки он поехал. И сейчас нормально гоняет, не супербыстро, но вполне себе. Большинству людей это покажется странным, что такого, подумаешь, пацан ездит на велосипеде, все ездят. Но для ребёнка, у которого в младенчестве не двигались ноги – это прорыв. И я очень рада, что он осуществлён.

С плаванием у нас по-прежнему не очень. Не хватило времени научиться. В 2016 году в Болгарии он научился плавать на спине, нормально плавает в круге, а вот сам не поплыл пока. В Приморье мы попадаем на море на короткое время и в конце сезона, когда сильно не расплаваешься, холодно. Так что вопрос с плаванием у сына не закрыт.

Впрочем, с «убирать за собой» тоже не всё гладко. Приходится напоминать. Но главная проблема – Дарик не может понять, что если ты чего-то натворил, в большинстве случаев всё можно исправить. Ну не доходит до ребёнка. Я его не ругаю по пустякам, объясняю: разлил – вытри, испачкал – отмой, порвал – склей или зашей. Ступор вызывает сама ситуация. Он не начинает думать, как исправить. Не думает и всё. Может испугаться, может зареветь, если сломал что-то ценное. Но вот исправить – нет. И это моя печалька. Я пока не нашла способа как этому научить. Буду рада советам на эту тему.

Ещё я убедилась, что просчитывать последствия своих поступков не могут и многие взрослые, поэтому я учу Дарика этому, но не давлю. Это некий уровень сознания, его нужно достичь, до него нужно дозреть. Возможно, ему нужно повзрослеть и накопить элементарного жизненного опыта, чтобы понять, что это вообще существует. Так что этот пункт пока переехал из ближайших планов на обучение в долгосрочные.

Я собиралась отдавать сына в школу не раньше, чем он научится бегло читать. Но даже в лесу «возмущённая общественность» нашла меня через интернет и давила, давила, постоянно капая на мозги. Я не выдержала и написала заявление на семейное обучение. Сыну было уже 8 лет.

Инспекторша в отделе образования наехала на меня, я на неё, договорились обе перечитать закон об образовании. Неприятно получилось. Никогда не нужно скандалить в официальных инстанциях. Никогда! У меня проблема просто с этим, я легко раздражаюсь. Потом я извинилась, конечно, но лучше свои права знать, но ни в коем случае и никогда не повышать голос. Не повторяйте моих ошибок :-) Короче, в законе написано, что родители до наступления 8 лет должны определить ребёнка в школу или выбрать форму домашнего обучения, но в законе нет ни слова о том, что будет, если они этого не сделают. И признанный эксперт в области семейного образования Любовь Сгонник говорит примерно так же. Можно в 9 лет сдать тесты за начальную школу,- ответила она на мой прямой вопрос, - и потом лет в 14 – за девятый класс, и больше в школе не появляться совсем. Я же всё-таки пошла по пути попроще, попросила принять у нас аттестацию за первый класс, чтобы потом сразу перейти во второй. Деревенская школа в Бреевке согласилась на это, там вменяемая завуч, и всё в целом идёт хорошо. Аттестацию нам назначили на каникулы после первой четверти. В сентябре и октябре я взяла несколько платных уроков у местной учительницы начальных классов, Дарик попривык к школе, она объяснила ему несколько тем по русскому языку, а я поучилась немножко у неё как работать с ребёнком, с учебником и так далее. Было полезно. За два дня мы всё сдали. Не на отлично, но, во-первых, после первого класса ещё оценок не ставят, а во-вторых, мне не очень-то важно, какие у него будут оценки. Мне важно подготовить его к жизни, а не к ЕГЭ. Потом мы перешли во второй класс (который будем сдавать в мае вместе с обычными школьниками) и тут, условно говоря, только началось становление нашего осознанного метода обучения.

С тех пор прошло два с половиной месяца. Мы занимаемся ежедневно, кроме воскресений. Ещё были небольшие каникулы после сдачи аттестации и три дня вокруг Нового Года. Но поскольку мы не бухаем, не обжираемся и не сидим ночами перед телевизором, то нам и трёх дней было много :-)

Я смотрю, какие изменения произошли во мне за время обучения ребёнка. Они кардинальные. Например, раньше я воспринимала государственную образовательную систему как врагов. Я постоянно была недовольна тестами, их формулировками. Они сформулированы так, что взрослый человек теряется, не то, что ребёнок. Самое трудное в тесте – понять, что от тебя хотят. Самые большие затруднения у Дарика возникают именно в этом. Но сегодня на меня снизошло какое-то озарение, что ли. Я благодарна этим тестам. Они помогают мне выявить, насколько у ребёнка складывается или не складывается системный подход. Это же очень важно – системный подход. Грубо говоря, если я ращу человека высокого уровня осознанности, он просто обязан уметь видеть взаимосвязи, потому что ему самому придётся строить системы. И если он не понимает системности, а для него есть только разрозненные факты и функции, значит это знак мне, что нужно что-то менять в обучении, в подходе. Надо как-то целенаправленно искать и показывать взаимосвязи. Сейчас объясню это всё на примере математики. Даю Дарику таблицу из учебника:

a

28

36

17

54

a+9

 

 

 

 

 

Задание не объясняю, и он, соответственно, является ко мне с вопросами, что надо с этим делать. Я говорю ему про матрицы. Что матрицы – это такие таблицы, в которых все числа друг с другом связаны по какому-то закону. А закон, по которому они связаны, там написан. Дарик пошелестел мозгом и догадался, что ко всем числам надо прибавить 9 и записать ниже.

Или я даю ему задание, опять же из учебника: используя числа 21, 14, 8 и 7 составь по 2 верных равенства и неравенства. И оказывается, что с равенствами он худо-бедно справляется, а вот неравенства совершенно прошли мимо его внимания. То есть если ему написать 18-9>6, то он сможет оценить, это неравенство верное или неверное, но вот самому создать неравенство – это невыполнимое. Посмотреть на что-то и сделать по образцу – не доходит. А почему не доходит? Потому что он не может определить системность, взаимосвязи. Не может понять тот закон, функцию, которые управляют данным процессом. Возможно сейчас ещё рано, но потихоньку же этому можно учить. И нужно учить. Сначала в чём-то простом, потом в более сложных вещах. И тесты мне показывают наглядно, в чём у него провалы, недопонимание.

Сейчас я его отправила перелистывать книги и тетрадки, чтобы найти, как выглядят неравенства. Чтобы вспомнить и выполнить задание. Когда подрастёт, будет лазить за информацией в интернет.

Или вот ещё одна проблема: у Дарика ужасный почерк. Сначала после специальных прописей для левшей он у него выработался изумительный, совершенно непривычный, но красивый и разборчивый. А потом за неимением я давала ему обычные прописи, и почерк испортился. Я купила принтер и распечатала ему опять прописи для левшей, но уже не помогло, Дарик «разрешил» себе писать как попало и, главное, он начал отрывать руку при письме, и одна буква теперь налезает на другую. Я поняла, что нужно переучивать. Завели тетрадку по правописанию, там я ему писала слова и предложения, он повторял. Думала соединить это с самовнушением, писала что-то вроде «Я люблю читать» и «Учиться очень интересно». Но это оказалось недейственным. Дарик переписывал это по сто раз, но с таким кислым выражением лица и бормотанием, что «всё враньё и совсем не интересно». Читать было не заставить, писать тоже. Я смотрела, какие буквы у него получаются хуже всего и писала ему слова с этими буквами. Так стало поинтереснее, но ненамного. Но он увидел, что я написала 10 слов с буквой «з» и спросил, почему я выбрала эти слова. То есть он увидел закономерность, а это, собственно, именно то, что мне и надо. И я стала составлять уроки по правописанию, исходя из какой-нибудь закономерности. Все населённые пункты, в которых Дарик бывал. Все цвета. Имена людей, которых он знает. В целом задача оставалась прежняя – учиться писать аккуратно и разборчиво, но ещё тренируется системный подход. Потом я написала ему слова и имена из книжки , которую мы читали, «Хроники Нарнии». Ему понравилось. А я смекнула, что делать дальше. Нарнию мы стали использовать как тренажёр для чтения, он читает первую страницу главы, я дальше. А писать стали героев и существ из «Властилина Колец» и «Хоббита». Он пересматривал эти фильмы по кучу раз, знает наизусть имена всех гномов и эльфов. Ему интересно и весело это писать, он старается! Ребёнку нравится учиться, а мне нравится смотреть на него счастливого. И нравится разрабатывать систему для него, это мне по уровню, что называется.

Пока я относилась к обучению как навязанной мне необходимости удовлетворять требования государства к моему ребёнку, учёба была для меня каторгой. Каждый день сидеть и долбить всякую чушь. Ещё он эту чушь запоминает дай бог с пятого раза. Я орала, возмущалась, впадала в тоску и неприятие ко всему процессу. Ребёнок тоже, соответственно.  Но мы быстро выруливаем из таких состояний. Как гнев отпустил, я начинаю сразу думать, как исправить ситуацию. Поэтому всё не фатально. Но сейчас такие вспышки происходят всё реже. Я увидела системность, я участвую в разработке этой системы. Мне нравится! И сыну тоже нравится!

Теперь я обдумываю, что делать нам с музыкой и рисованием. Я хотела всё это спихнуть на посторонних людей, но ничего не получается. Значит это мне знак, что нужно придумать что-то другое, сделать что-то самой. Уже кое-какие мысли появляются, но всё ещё в процессе разработки, не буду пока говорить об этом. Труды не вызывают вопросов – трудится сын постоянно. В его обязанности входит приносить дрова, качать воду, расчищать дорожки от снега. Рубить, когда есть, что рубить и пилить, когда есть, что пилить. Он уже много чего научился готовить, и я спокойно могу его оставить в доме на целый день, он и печь растопит, и еду себе сварит, и вообще в состоянии сам себя обслуживать. Это в 8 лет. Деньги ему тоже можно доверить и отправить за покупками, всё сосчитает и принесёт. Но этот навык мы тренируем редко, когда появляемся в деревне или едем в город по делам. Работать всякими инструментами он учится под присмотром мужчин поселения, что-то удаётся лучше, что-то хуже, но я теперь часто слышу «возьми шуроповёрт и сделай». То есть ему уже доверяют шуруповёрт :-)   Я пока ему таких серьёзных инструментов не покупаю, уровень ответственности ещё недостаточен. Но у Дарика уже есть свои лопата, ножовка, плоскогубцы, отвёртка с двумя концами, крестовая и обычная и целый набор разнообразных шурупов, саморезов, гвоздиков и крючочков. То есть в этом смысле мужик у меня растёт что надо. Вон доску мне разделочную сделал. Дубовую! Тяжёлая, как незнамо что :-)

Вот такая наша жизнь. Оказалось, учить ребёнка – занятие интересное и во всех смыслах поучительное. Я учу его, а он учит меня. И мы вместе растём)))

Категория: Наш опыт. | Просмотров: 328 | Добавил: pistol | Теги: Экопоселение, воспитание ребенка | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]